Статья (наказание при смягчающих обстоятельствах)

Специальные правила назначения наказания при наличии смягчающих обстоятельств

В главе 10 Уголовного кодекса РФ закреплена система норм, которая призвана регулировать вопросы назначения наказания, в том числе при наличии смягчающих обстоятельств.

В первую очередь необходимо обратить внимание на императивные положения статьи 62 Уголовного кодекса РФ, направленные на поощрение положительного посткриминального поведения лица, совершившего преступление, выражающегося в явке с повинной, способствовании раскрытию преступления, устранении либо уменьшении степени тяжести последствий, наступивших в результате его совершения.

Нормы статьи 62 Уголовного кодекса РФ условно можно разделить на три вида, в зависимости от особенностей общественных отношений, на которые они распространяют свое действие:

1) нормы, устанавливающие правила назначения наказания при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и «к» части 1 статьи 61 Уголовного кодекса РФ, и отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание (ч.ч. 1, 3);

2) нормы, подлежащие применению при назначении наказания лицу, заключившему досудебное соглашение о сотрудничестве, при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктом «и» части 1 статьи 61 Уголовного кодекса РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств (ч.ч. 2, 4);

3) нормы, определяющие особенности назначения наказания лицу, в отношении которого применен особый порядок принятия судебного решения в связи с его согласием с предъявленным обвинением (ч. 5).

Нормы первого вида имеют следующее содержание: «при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 настоящего Кодекса, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса».

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении «О практике назначения Судами Российской Федерации уголовного наказания» разъяснил, что наличие хотя бы одного из обстоятельств, перечисленных в приведенных пунктах части 1 статьи 61 Уголовного кодекса РФ (явки с повинной; активного способствования раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления; оказанию медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления и др.), и отсутствие либо непризнание судом обстоятельств, отягчающих наказание, позволяет суду «привести в действие» эту норму (п. 9).

Однако при выраженной в законе степени определенности указанного положения, практика его применения неоднородна, что вызвано различными толкованиями его содержания применительно к конкретным категориям лиц, совершивших преступление.

Так, А.В. Севастьянов обращает внимание на проблему назначения наказания в рамках рассматриваемой нормы несовершеннолетним и другим лицам, которым не может быть назначено максимальное наказание, предусмотренное санкцией соответствующей статьи [1]. Автор задается вопросом о том, какой срок считать максимальным пределом наиболее строгого из предусмотренных в санкции видов наказания?

Статья 88 Уголовного кодекса РФ ограничивает срок наказания в виде лишения свободы несовершеннолетним осужденным, совершившим преступление в возрасте до шестнадцати лет, шестью годами, и десятью годами – для этой же группы несовершеннолетних и остальных несовершеннолетних, которые осуждены за совершение особо тяжкого преступления (ч. 6).

Анализ санкций статей Особенной части Уголовного кодекса РФ очевидно свидетельствует о том, что срок наказания в виде лишения свободы зачастую превышает указанные границы.

Нормы Общей части Уголовного кодекса РФ указывают также на особенности назначения некоторых видов наказаний женщинам, беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до 14 лет, мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора возраста 65 лет и др. лицам [2].

В связи с указанными фактами, необходимость адекватного и справедливого применения норм части 1 статьи 61 Уголовного кодекса РФ к определенным группам лиц, совершивших преступление, требует дополнительного разъяснения.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» от 1 февраля 2011 года № 1 указывает, что положения части 1 статьи 62 Уголовного кодекса РФ в отношении несовершеннолетнего подлежат применению с учетом требований части 6 статьи 88 Уголовного кодекса РФ (п. 19) [3].

В обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за январь – июль 2014 года приведен следующий пример:

«Суд первой инстанции назначил женщине, осужденной по ч. 2 ст. 105 УК РФ, при наличии смягчающих обстоятельств наказание, превышающее пределы, установленные ч. 1 ст. 62 УК РФ.

По приговору суда от 20 июля 2010 г., постановленному с участием присяжных заседателей, Г. осуждена по пп. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет лишения свободы.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации приговор в отношении Г. оставлен без изменения.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело по надзорной жалобе осужденной, изменил судебные решения и смягчил назначенное Г. по пп. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание до 13 лет 3 месяцев лишения свободы, указав следующее.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Максимальный срок наказания за преступление, совершенное Г., исходя из требований ч. 2 ст. 57, ч. 2 ст. 59 УК РФ о том, что пожизненное лишение свободы и смертная казнь женщинам не назначаются, составляет 20 лет лишения свободы.

Суд признал в качестве обстоятельства, смягчающего наказание осужденной, активное способствование раскрытию преступления, то есть обстоятельство, указанное в п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Обстоятельств, отягчающих наказание Г., не имеется. Однако наказание, назначенное судом осужденной по пп. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, превышает пределы, установленные ч. 1 ст. 62 УК РФ» (п. 7) [4].

Анализируя судебную практику, связанную с назначением наказания за неоконченное преступление, при наличии оснований, предусмотренных частью 1 статьи 61 Уголовного кодекса РФ, Верховный Суд РФ также «адаптирует» правило, закрепленное исследуемой нормой. Он указал, что две трети следует исчислять от максимального наказания, предусмотренного за неоконченное преступление, то есть две трети от трех четвертей наказания за покушение на преступление [5].

Таким образом, практическое применение анализируемой нормы высшей судебной инстанцией толкуется следующим образом: срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, назначенного с учетом положений Общей части данного Кодекса.

Существующая до настоящего времени неоднозначность в применении судами части 1 статьи 62 Уголовного кодекса РФ требует устранения. Это возможно путем внесения изменений в существующую редакцию нормы и изложения ее в редакции, содержащей прямую ссылку на необходимость учета отдельных положений Общей части Уголовного кодекса РФ.

Представляется, что уточнения требует и действующая редакция части 3 статьи 62 Уголовного кодекса РФ. В частности, Пленум Верховного Суда РФ придерживается мнения о том, что «назначая наказание несовершеннолетнему осужденному за совершенное им преступление по статье Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, санкция которой предусматривает пожизненное лишение свободы, судам при наличии обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» или «к» статьи 61 УК РФ, надлежит руководствоваться правилами части 1 статьи 62 УК РФ. При этом положения части 3 статьи 62 УК РФ не применяются» [6]. В этой связи указанная норма оправданно может быть дополнена указанием на то, что наказание подлежит назначению в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части настоящего Кодекса, с учетом иных положений Общей части данного Кодекса.

Следующее специальное правило назначения наказания, закрепленное статьей 62 Уголовного кодекса РФ, касается случаев заключения виновным досудебного соглашения о сотрудничестве.

Досудебное соглашение о сотрудничестве представляет собой соглашение, достигнутое между сторонами обвинения и защиты, в котором эти стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения (п. 61 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса РФ) [7].

С.С. Клюшников считает, что в дальнейшем законодатель должен определить юридическую природу досудебного соглашения исключительно как уголовно-правового института, исключив из приведенной нормы Уголовно- процессуального кодекса РФ его дефиницию, но закрепить ее в Уголовном кодексе РФ [8].

При анализе порядка назначения наказания лицу, заключившему с государством досудебное соглашение о сотрудничестве, необходимо обратить внимание на следующие неоднозначные условия его функционирования:

— требует уяснения истинное содержание используемого законодателем в части 2 статьи 62 Уголовного кодекса РФ понятия «смягчающие обстоятельства» применительно к пункту «и» части 1 статьи 61 Уголовного кодекса РФ [9]. Возможно ли смягчение наказания при наличии только одного из указанных в данном пункте обстоятельств? Какое количество самостоятельных обстоятельств содержит этот пункт?

— какое значение для смягчения наказания имеет добросовестное исполнение лицом условий досудебного соглашения?

Некоторые исследователи высказывают уверенность в необходимости изменения части 2 статьи 62 и части 1 статьи 61 Уголовного кодекса РФ для «снятия проблем». Предлагают, в частности, использовать в законе единую терминологию [10], усилить акцент на вариативность смягчающих обстоятельств [11], предусмотреть более точную и демократичную оценку выполнения условий соглашения (допускать возможность исполнения не всех принятых на себя обязательств с учетом того, что лицо предприняло все зависящие от него меры для их осуществления в полном объеме) [12].

Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве при соблюдении указанных ранее условий позволяет, по мнению законодателя, ограничить срок или размер наказания половиной максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ (ч. 2 ст. 62). Наказания в виде пожизненного лишения свободы и смертной казни, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части данного Кодекса, не применяются при заключении рассматриваемого заключения. В такой ситуации срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания в виде лишения свободы, из числа предусмотренных соответствующей статьей Особенной части указанного Кодекса (ч. 4 ст. 62).

Практика применения приведенных выше правил назначения наказания, также свидетельствует о специфичности, «льготах» при их реализации относительно некоторых категорий виновных лиц, в зависимости от стадии совершения преступления, наличия совокупности преступлений, рецидива и других обстоятельств дела. Более того, положение о привилегированном назначении основного наказания допускает применение и иных норм, закрепляющих обязательные случаи их смягчения. Последовательность применения таких обстоятельств не единожды была обозначена Пленумом Верховного Суда РФ: при наличии обстоятельств, которые закреплены в частях 1, 2, 5 статьи 62 и статье 66 Уголовного кодекса РФ, в первую очередь подлежат применению нормы статьи 66, регулирующие назначение наказания за неоконченное преступление, а далее – иные положения [13].

Особого внимания заслуживают разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в постановлении «О практике применения судами особого порядка разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» от 28 июня 2012 года № 16. При назначении наказания лицу, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, судам следует иметь в виду, что в соответствии с частью 2 или частью 4 статьи 62 Уголовного кодекса РФ не должны учитываться положения части первой данной статьи о сроке и размере наказания. В случаях совершения таким лицом неоконченного преступления, назначая ему наказание, суд руководствуется положениями как статьи 66 Уголовного кодекса РФ, так и частью 2 или частью 4 статьи 62 Уголовного кодекса РФ [14].

Хотелось бы привести пример обоснованного толкования анализируемой нормы при совокупности преступлений.

На основании приговора Ачинского городского суда Красноярского края от 28 января 2014 года К.С.А. в порядке особого судопроизводства осужден за совершение более 30 краж и 3 хищений огнестрельного оружия и боеприпасов.

Дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

К.С.А. выразил согласие с предъявленным ему обвинением в совершении указанных преступлений, поддержал свое ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, пояснив, что соглашение о сотрудничестве заключил добровольно, при участии защитника.

Суд постановил обвинительный приговор без проведения судебного разбирательства с вынесением судебного решения при соблюдении К.С.А. досудебного соглашения о сотрудничестве в порядке, предусмотренном главой 40-1 УПК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний К.С.А. определено 5 лет лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения с наказанием по приговору от 17 сентября 2013 года окончательно К.С.А. назначено 6 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Президиум Красноярского краевого суда не согласился со сроком наказания, назначенным судом первой инстанции. При этом он указал на то, что «при назначении К.С.А. окончательного наказания судом первой инстанции были нарушены положения ч. 5 ст. 69 УК РФ, согласно которым, с учетом ч. 3 ст. 69 УК РФ, окончательное наказание в виде лишения свободы не может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Наиболее тяжким из преступлений, входящих в совокупность, за которые был осужден К.С.А. (с учетом приговоров от 20 декабря 2012 г., 25 февраля 2013 г. и 17 сентября 2013 г., которыми К.С.А. был осужден в особом порядке за преступления небольшой и средней тяжести), является ч. 1 ст. 226 УК РФ, предусматривающая наказание от трех до семи лет лишения свободы. Соответственно, срок наказания, назначенного на основании ч. ч. 3 и 5 ст. 69 УК РФ, с учетом ч. 2 ст. 62 УК РФ, не мог превышать 5 лет 1 месяца лишения свободы». Как следствие, приговор был изменен, назначенное К.С.А. наказание – снижено [15].

Представляет интерес совместное применение части 2 статьи 62 и части 2 статьи 66 Уголовного кодекса РФ, в случаях, когда размер наказания выходит за пределы минимального размера, установленного санкцией соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ. В таких ситуациях суд обязан назначить наказание ниже низшего предела санкции без ссылки на статью 64 Уголовного кодекса РФ [16].

Процедура особого порядка судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением регламентирована главой 40 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Особенностям его применения посвящено постановление Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» от 05 декабря 2006 года № 60.

Указанный порядок судебного разбирательства обязывает суд следовать правилу о том, что срок или размер наказания, назначаемого лицу, уголовное дело в отношении которого рассмотрено в особом порядке, не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, а в случае производства по уголовному делу, дознание по которому проводилось в сокращенной форме – одну вторую максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление (ч. 5 ст. 62 Уголовного кодекса РФ).

Требование о назначении наказания в границах двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, не распространяется на дополнительные наказания [17].

Последовательность назначения наказания при наличии оснований, предусмотренных частью 5 статьи 62 и, например, статьей 66 Уголовного кодекса РФ аналогична ранее приведенному разъяснению Пленума Верховного суда РФ при рассмотрении вопросов назначения наказания при заключении лицом досудебного соглашения о сотрудничестве.

В отличие от части 2 статьи 62, часть 5 данной статьи может применяться в совокупности с частью 1 этой же статьи. Отвечая на вопросы, поступившие из судов, Верховный Суд РФ пояснил, что указанные нормы не являются взаимоисключающими, содержат самостоятельные основания, первое из которых указывает на материально-правовую льготу, а второе – на процессуальную (форму судопроизводства) [18].

А.П. Севастьянов затрагивает проблему совместной реализации норм части 5 и части 2 статьи 62 Уголовного кодекса РФ, разрешение которой дополнительно влияет на смягчение наказания, а значит и на улучшение положения лица, совершившего преступление [19].

Автор предлагает несколько вариантов, с помощью которых Верховный Суд РФ может разрешить такой вопрос. Наиболее приемлемым признается внесение изменений в пункт 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве», позволяющее вернуться к ранее существовавшей судебной практике и разрешающее применение положений части 5 с частями 1 и 2 статьи 62 Уголовного кодекса РФ в совокупности.

Анализ применения статей 61 и 62 Уголовного кодекса РФ требует также рассмотрения положений статьи 64 и статьи 68 Уголовного кодекса РФ, закрепляющих соответственно правила назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление и правила назначения наказания при рецидиве преступлений.

Обобщая положения, которые содержатся в нескольких, ранее приведенных постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, можно отметить, что применение правил статьи 64 Уголовного кодекса РФ при наличии обстоятельств, которые законодатель указывает в статье 62 Уголовного кодекса РФ, возможно с учетом конкретных обстоятельств по делу и данных о личности виновного (ч. 1 ст. 62), исключительных обстоятельств, а равно при активном содействии подсудимого раскрытию группового преступления (ч. 2 ст. 62) либо любого основания, из закрепленных в статьей 64 (ч. 5 ст. 62) [20].

Если судом установлено наличие смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных статьей 61 Уголовного кодекса РФ, при любом виде рецидива суд может отступить от общего правила назначения наказания при указанном отягчающем обстоятельстве и назначить его менее установленной границы (одной третьей) максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершение преступления, в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ. В случае же наличия исключительных обстоятельств (ст. 64 Уголовного кодекса РФ) может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление.

Литература и источники

1. Севастьянов А.П. Применение специальных правил назначения наказания по статьям 62, 63.1, 65-68 УК РФ к несовершеннолетним и иным лицам, в отношении которых назначение максимального наказания, установленного санкцией, запрещено законом // Российский юридический журнал. 2012. № 2 // Доступ из СПС «Консультант Плюс».

2. часть 4 статьи 49, часть 5 статьи 50, часть 6 статьи 53, часть 7 статьи 53.1, часть 2 статьи 54, части 2, 2.1 статьи 59, статью 88 Уголовного кодекса РФ и др.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» от 01 февраля 2011 года № 1 (в ред. от 20 июля 2013 года № 6) // Российская газета. 2011. № 29; Российская газета. 2013. № 74.

4. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за январь-июль 2014 года, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 01 сентября 2014 года // Доступ из СПС «Консультант Плюс»; Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 29 января 2014 года № 58-АПУ13-28 // Доступ из СПС «Консультант Плюс».

5. Обзор практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ за первое полугодие 2014 года // Доступ из СПС «Консультант Плюс»; Кассационное определение Верховного Суда РФ от 25 февраля 2014 года № 53- О14-4 // Доступ из СПС «Консультант Плюс» и др.

6. Пункт 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» от 01.02.2011 года № 1.

7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ (с изм. от 24 ноября 2014 года № 370-ФЗ) // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921; СЗ РФ. 2014. № 48. Ст. 6651.

8. Клюшников С.С. Правовая природа института досудебного соглашения о сотрудничестве // Российский следователь. 2012. № 23. — С. 23-24 // Доступ из СПС «Консультант Плюс.

9. Лобанова Л.В. Учет смягчающих обстоятельств при назначении наказания лицу, заключившему досудебное соглашение о сотрудничестве // Lex russica. 2014. № 3 // Доступ из СПС «Консультант Плюс и др.

10. Клюшников С.С. Указ. соч. и др.

11. Лобанова Л.В. Учет смягчающих обстоятельств при назначении наказания лицу, заключившему досудебное соглашение о сотрудничестве // Lex russica. 2014. № 3 // Доступ из СПС «Консультант Плюс»; Благов Е. Назначение наказания в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовное право. 2010. № 3 // Доступ из СПС «Консультант Плюс».

12. Лобанова Л.В. Учет смягчающих обстоятельств при назначении наказания лицу, заключившему досудебное соглашение о сотрудничестве // Lex russica. 2014. № 3 // Доступ из СПС «Консультант Плюс и др.

13. пункт 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» от 05 декабря 2006 года № 60 // (в ред. от 05 июня 2012 года) // Российская газета. 2006. № 286; Российская газета. 2012. № 133 и пункт 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения Судами Российской Федерации уголовного наказания» от 11 января 2007 года № 2.

14. пункт 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» от 28 июня 2012 года № 16 // Российская газета. 2012. № 156.

15. Постановление Президиума Красноярского краевого суда от 05 августа 2014 гола по делу № 44у-277/2014 // Доступ из СПС «Консультант Плюс».

16. пункт 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения Судами Российской Федерации уголовного наказания» от 11 января 2007 года № 2.

17. пункт 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» от 05 декабря 2006 года № 60.

18. вопрос 31 ответов на вопросы, поступившие из судов, по применению федеральных законов от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» и от 07 декабря 2011 года № 420- ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 27.06.2012 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 11.

19. Севастьянов А.В. Применение указаний Верховного Суда РФ об особенностях действий статьи 62 Уголовного кодекса РФ при постановлении приговора без проведения судебного разбирательства // Современное право. 2013. № 1. — С. 80-83 // Доступ из СПС «Консультант Плюс».

20. пункт 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения Судами Российской Федерации уголовного наказания» от 11 января 2007 года № 2; пункт 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» от 28 июня 2012 года № 16 и пункт 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» от 05 декабря 2006 года № 60.

Авторы данной статьи Швец А.В. и Турицын Д.А.
Статья опубликована в журнале Право и практика. 2015. № 2. С. 57-67.

С 1 апреля 2016 года повышаются ставки акциза на бензин
Повышение социальных пенсий и новая форма отчетности в Пенсионный фонд России с 1 апреля 2016 года

Комментарии

  1. Chupacabra
    18.04.2016 - 18:18

    Если смягчающее обстоятельство предусмотрено статьей Особенной части УК в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания. Например, превышение пределов необходимой обороны при убийстве или причинении тяжкого вреда здоровью рассматривается не как смягчающее обстоятельство, а как привилегирующий признак состава преступления.

  2. Muravev-Net
    22.04.2016 - 15:15

    При назначении осужденному, содержавшемуся под стражей до судебного разбирательства, в качестве основного вида наказания штрафа, лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью суд, учитывая срок содержания под стражей, смягчает назначенное наказание или полностью освобождает его от отбывания этого наказания.

  3. Обязательное сложение предусмотрено в ч. 3 ст. 69 УК, когда хотя бы одно из совокупных преступлений является тяжким или особо тяжким. В этом случае окончательное наказание должно быть назначено путем частичного или полного сложения. Порядок определения сроков наказаний при сложении разных их видов указан в ст. 71 УК.

  4. WomensNews
    18.06.2016 - 11:46

    Обязательное сложение предусмотрено в ч. 3 ст. 69 УК, когда хотя бы одно из совокупных преступлений является тяжким или особо тяжким. В этом случае окончательное наказание должно быть назначено путем частичного или полного сложения. Порядок определения сроков наказаний при сложении разных их видов указан в ст. 71 УК.

Добавить комментарий

Почта не будет опубликована / Обязательны для заполнения *

Бесплатные консультации
Понедельник, пятница с 9:30 до 13:00
По предварительной записи

Швец Александра Валерьевна

  • В 2007 году с отличием окончила обучение в ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия права" по специальности юриспруденция. Кандидат юридических наук.
  • С октября 2008 года по декабрь 2012 года являлась адвокатом Адвокатской палаты Ставропольского края.
  • С января 2013 года до настоящего времени - адвокат Адвокатской палаты Краснодарского края.
  • Осуществляет преподавательскую деятельность.